бугагашенька.
Южный пляж, шёпот моря, набережная, вино…
Да что я тебе рассказываю – ты же помнишь как мы познакомились.
Обещала забыть, значит забываю. Но -
Все же это было так мило и почему-то сейчас вот вспомнилось.

Ты целовал меня в шею, просил не уезжать, обнимал.
Я целовала тебя в нос, в губы и так хотела остаться.
Ну а потом ты даже не пришел посмотреть на тот бездушный вокзал,
Перроном которого мы навсегда должны были попрощаться.
Я писала тебе длинные письма, на которые ты не отвечал
Я старалась, молчала, но вскоре опять не выдерживала.
Ты со скоростью света девушек в контакте менял,
Я бы убила себя наверное, но - мерси! - здравый смысл перевешивал.
Я молилась богам земным/неземным за себя/за тебя,
Я просила их сделать так чтобы все повторилось,
Я просила начать их если не с минуса, то хотя бы с нуля
Или – если уж все предыдущее невозможно –
сделать так чтобы мне все это приснилось.

За окном шумела уже вторая по счету зима.
Вторая с того лета, в котором мы впервые встретились
Я уже не ждала тебя, удалила из аськи, но по-прежнему оставалась одна -
Одна пусть не во всем мире, но по крайней мере на своей личной планете.

А потом мы столкнулись однажды, был январь, другой город, почти другой мир.
На тебе был светло-бежевый пуховик и прикольная серая шапочка,
Я была без шапки, да еще и снежинки забирались за воротник.
А смеялась звонко, потому что казалось, что лишь в фильмах такое случается
Очарованный Бог видно сжалился надо мною и ты
Мне сказал: "Ты знаешь, я тебя любил все эти долгие месяцы".
Хоть и не верилось, но сбывались все голубые мечты
(Даже те, что прятала еще маленькой девочкой в деревне под лестницей).
Просыпалась ночью, искала твою руку, и ты меня обнимал во сне;
Смотрела в твои глаза и казалось, не было никакого лета и никакого вокзала.
Мы тогда были, наверное, самыми счастливыми на Земле...

Но наступил декабрь 2012-го и нас не стало.