01:08 

Олег Кашин.

InVinoVeritas
бугагашенька.
В распоряжении Life News оказалась запись камеры наблюдения, заснявшей нападение на журналиста Олега Кашина. Запись прошла под заголовком "Осторожно, шокирующие кадры". Кадры и правда шокируют. Будь я редактором сайта, я даже поставила бы к материалу помету "18+". Смотреть это невозможно: даже учитывая, что запись ведется издалека, картинка черно-белая и звука нет. Сейчас пишу, а перед глазами бегут эти кадры, как один человек (да и можно ли таких называть людьми? - каким бы банальным не показался этот вопрос), как одна особь мужского пола, как один член системы, борющейся в нашей стране - и это очевидно - с журналистами, стоял над корреспондентом "Коммерсанта" и колотил его битой по голове. Колотил яростно. Размахивался - бита задерживается над головой - бух! Удар такой силы, какую я даже боюсь себе представить...

У нас в деревне, в домике напротив, живет бабушка "тетя Глаша". И это видео напомнило мне ее. Не нужно пугаться, она прекрасная женщина, очень добрая и внимательная, а дело здесь в том, что я с особенной четкостью помню, как тетя Глаша рубит дрова: замахивается топором - топор завис в воздухе - бух! Столетнее дерево разлетается в щепки. А там, на месте этого дерева, была голова. Человеческая голова под топором нашей деревенской соседки. То есть она, конечно, здесь не при чем, но важен сам символ - "человек, рубящий дрова". Именно так выглядел тот нечеловек, который замахивался битой над головой Кашина. Или вот еще -Родион Раскольников. Хотя нет, не то, Раскольников бах! и испугался. У него это вышло случайно, хоть и задумано было прежде, но все же случайно: вроде как "бух!", а потом "ой, что же я наделал". Здесь этого не было. Здесь - только холодный расчет человеческого существа, которое ставит своей целью раздробить голову другого человеческого существа на миллион маленьких частей. И это "бух, бух,бух!" я слышу до сих пор. А другой держит. И может быть даже говорит ему, своему сообщнику: "Только не останавливайся, нам же за это платят, делай качественно, брат".

А теперь вот все говорят о том, что молодые журналисты молчат. Якобы акулы перьев и ручек устраивают пикеты, борются за права журналистов и вообще за право быть защищенным человеку публичному в этой стране, где законы будто бы не для людей, а для властей, которые тоже не люди по своей сути, а части какой-то машины. Важные, не спорю, части. Но не люди. А мы - не правда - мы не молчим. Мы просто не знаем, что нам теперь делать. И через пять лет, выпустившись из института, я не знаю, захочу ли работать журналистом. Может быть лучше устроиться секретаршей или продавцом в магазин элитной косметики - зарабатывать буду хорошо, и жива останусь, если только не какие-то чп, но от них любая работа не застрахована. Можно, конечно, еще работать в глянцевом журнале, писать про тряпки и лейблы, но это ли настоящая журналистика? Конечно, и она имеет право на существование, более того, я хотела именно такой журналистикой и заниматься, до определенного момента...а если точнее, до момента сообщения об избиении Олега Кашина. Много было подобных случаев, но почему-то именно этот заставил подумать - а что нам теперь делать?

Некоторые из моих знакомых смеются, что нужно валить заграницу, пока и нас всех не перебили, либо же вооружаться битами в срочном порядке. Шутят с горечью черного перца и замолкают. Да и до шуток ли тут, особенно, после просмотра того видео, которое - и это совершенно точно - не даст мне сегодня заснуть.

URL
   

[название дневника].

главная