бугагашенька.
Тебе хорошо брюнеткой, но мне жаль блондинку:
С блондинкой мы ездили в Питер, с блондинкой ругались,
Блондинка пыталась понять свою половинку,
И вместе со мной поминутно плакала и смеялась.
С блондинкой тусили три ночи подряд, даже дольше,
Ее я любила до дрожи, до ада, до рая...
Блондинка ушла. На века, навсегда или больше.
Теперь есть брюнетка. И я эту стерву не знаю.


Я совру, если напишу, что это первая наша серьезная ссора. У нас постоянно так и ничего в этом зазорного нет - мы же девушки, следовательно, чересчур эмоциональны, следовательно, нам просто необходимо эти эмоции куда-то выливать. А если учесть на минуточку, что мы с тобой еще и по знаку зодиака схожи, то тут вообще катастрофа (хоть дева, конечно, не самый вспыльчивый знак, но уж явно самый противный, в этом я смею тебя заверить). Только с появлением у тебя мальчика, скажем К., ты совершенно изменилась. Я вообще не из тех, кто завидует тому, что у кого-то появился парень, даже если у меня оный отсутствует уже довольно продолжительный срок. Особенно это касается моих подруг (ну или тех, кого я, по крайней мере, подругами считаю). Но ты перестала ходить по клубам, ударилась в учебу и новых "учебных" подружек. В этом ничего страшного нет, все верно, ты же имеешь право на свою личную жизнь, да и потом - учеба, разумеется, куда лучше, чем клубы, под углом зрения любого более или менее понимающего человека, к которым я, естественно, не отношусь. Самое страшное во всем этом то, что ты вместе с любовью приобрела какое-то странное потребительское мировоззрение, какой-то новый взгляд на мир. Ты стала писать мне не за тем, чтобы узнать как дела или просто сообщить, что соскучилась (как это было раньше), но для того, чтобы попросить написать очередное стихотворение для лагеря, выдумать кричалку или отфотошопить твое изображение для аватарки в контакте. Мне не сложно, правда. Потому я всегда и делала это. Делала, пока ты писала все же не только за этим, а между постоянными просьбами проскальзывала еще искренняя заинтересованность моей жизнью. Все для тебя слилось в одно сплошное ожидание К. из рядов вооруженных сил и мечты о доме и семейном уюте, о том как твой К. вернется, и ты будешь варить ему борщи. И это тоже хорошо, только вот вскоре ты стала писать мне лишь краткими просьбами, а я, как следствие, лишь сухо отвечать на них (и выполнять, когда могла). А потом ты покрасилась в темный цвет и перестала быть моей любимой блондинкой. Так закончилось что-то важное.

Мы никогда не были лучшими подругами - думаю, ни ты ни я это отрицать не будем. Но мы были друг для друга кем-то, на кого всегда можно положиться, кому можно позвонить в три часа ночи и рассказать абсолютную чушь с намеком на важное дело, кому хотелось дарить подарки без повода и встречаться немедленно после даже непродолжительной разлуки. Бывало так, что мы могли не видеться несколько месяцев, даже не общаться, а потом все-равно чувствовать себя по-настоящему родными и ничуть не обижаться, что ни одна из нас не набрала номер другой за это время. Только я знаю, что теперь случилось что-то другое. Прощай, детка. I remember.