• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
06:17 

бугагашенька.
На всю комнату разливается мелодичная Jenny Lewis - It's a bad men's world (к слову, это вторая вещь, которая меня впечатлила на "Мальчишнике-2", исключая прекрасного Бредли Купера). Соседки разъехались по домам, а я опять встречаю рассвет. Заснуть так и не смогла. Мне снится теплый лаваш с сыром, а до открытия магазина на первом еще долгих три часа. Последняя сигарета в окно и "С добрым утром, Москоу-сити!" мысленно. Наше утро совсем не пряное и не морозное. Утро из нашего окна начинается под грохот трамвая и топот обнаглевших голубей по карнизу, а еще вместе в радостным бряканием ведра и швабры ранней уборщицы. Я люблю наше утро за то, что оно такое нестандартное.

Весь день как умная девочка писала об Энди Уорхоле и Грейс Келли. А также о чудесной итальянской марке люксовой (но от того не менее спортивной!) мужской одежды Stone Island, о которой даже в американской Википедии пара слов да три запятых. Чувствую себя Наполеоном все-таки взявшим Москву. Только вот вряд ли Наполеону в этот миг приходила мысль о горячем и остро пахнущем сыром лаваше... Черт, опять я об этой несчастной грузинской булке!

Любка купила билеты до Адлера. А что это значит? Это значит только одно, прекрасное и замечательное - туда мы уже едем, туда, под южное солнце и в плеск соленых волн. И в очарование старого-доброго "Челентано", конечно. Я еду в кафе, а Любка поиграть в монополию в поезде. Решили, что нам вполне хватило бы одного дня. Но едем мы, между тем, на все десять.

Мой плейлист дошел до экстраординарного Стрыкало с "Нашим летом". В Контакте, наконец, не осталось ни единого человека. И я, думается, так и не досмотрю "Пыль", замершую на середине. Потому что организм требует - и глаза слипаются, и образ лаваша расплывается в моем воспаленном сознании. Спокойной ночи, милая. И до завтра.

00:48 

бугагашенька.
Ну все. Пора заканчивать. Со всем этим дерьмом (прошу прощения за мой французский), что происходит в моей жизни. Я так решила.

Пора бросить курить. Окончательно, а не как я это сделала теперь - две недели без сигарет, и вот почему бы не купить теперь "Парламент", легкий-легкий, чтобы курить редко-редко. А в результате каждые пять минут на балкон, потому что случайно обнаружилась какая-то депрессия, проблемы, все плохо и прочее, прочее, прочее. На деле все не так уж плохо, нужно признать. Не очень хорошо разве только. Да и последнее утверждение с натяжкой.

Пора бросить пить. По праздникам - это да, святое дело. А вот просто так, прогуливая пары, заседать в кафе и вкладывать в бесконечные коктейли деньги, которых и так не хватает - нельзя. И ладно бы только это. Но ведь на следующее утро и весь день чувствуешь себя ужасно, голова болит, не соображает, хочется пить, есть (нет, пожалуй даже "жрать") и плакать без причины. Зачем все это?

Пора перестать тратить деньги. И главное - на что? В основном на еду. Я крайне нерациональна в этом вопросе. А нужно тратить на украшения, одежду и кино. Вот будет здорово.

А еще я очень хочу найти друзей. Ну разве я многого прошу, Москва? Я хочу чтобы мы фоткали друг друга в забавном виде, встречались по выходным обязательно и при случае на неделе, делились впечатлениями по аське или скайпу. Всего-то. Но план по поиску таковых безжалостно рубит реальность, оставляя меня с воспоминаниями о тех, кто когда-то был другом в одном далеком городе, и с ощущением того, что в университете мне таких не найти и даже пытаться искать бессмысленно. Но я буду надеяться и ждать. Договорились, Москва?

И конечно, пора взяться за голову и начать нормально работать. Не отлынивая то и дело, сваливая все на плохой интернет, учебную занятость, что-то там еще. И тогда все определенно будет хорошо.

00:43 

бугагашенька.
Кажется, я действительно вернулась. Последняя запись была сделана в октябре — сейчас гляну — так точно, в конце октября прошлого года. Тогда я много чего планировала и дала себе массу всяческих обещаний. Что ж, спешу огорчить свое себялюбие (да-да, именно так я обожаю коверкать правильное слово "самолюбие") — ничегошеньки я не выполнила. Бросить курить? Вот уж дудки! Хотя я до сих пор отчаянно борюсь с пагубной привычкой и совсем перешла на экстра-легкие сигареты. Что, конечно, не делает мне чести, но все-таки хоть чуть-чуть, да успокаивает. Все равно приеду домой — придется бросить (здесь начинает играть бодрящая музычка и появляется большая надпись "Родители — лучший способ бросить курить"). Пить? Это да, это почти. Пара походов в бар по большим поводам и чудесные дружеские трепалки-посиделки с Элис не считаются, конечно. Тратить деньги? Эх...хотелось бы соврать. Вот уже два дня я живу на подножном корме, и если в среду обещанный гонорар не приплывет ко мне на алых парусах, то я рискую похудеть. Кстати, о фигуре. С этим тоже большая проблема, хоть окружающие настойчиво утверждают, что это не так. Но мы-то с вами знаем правду. Друзья? Комси-комса, как ответила бы я своей учительнице по французскому (и как всегда отвечала на вопрос "Камон сава?") А еще прибавим перспективную стажировку с бесперспективными надеждами на зарплату и работу без всяких перспектив, кажется, но нежно любимую мною по многим причинам: мода, коллектив, мода... Я что, повторяюсь? Так что дела у меня похуже, чем у дяди Федора. Но будем надеяться, Москва, будем надеяться.

Перечитав все вышенастроченное я поняла одно — сплошные тире и скобочки. И значит, за полгода я совсем не изменилась. Что, наверное, не так уж и плохо.

03:20 

бугагашенька.
Ужасно захотелось сегодня стать хорошей. Понедельник же все-таки. Время начинать новую жизнь, диету и поиски себя в этом сложном, но невозможно интересном мире. И пусть бессонница по ночам в мои планы не входила (я не виновата, это все сессия!), то, скажем, овощной день в качестве разгрузочного меня весьма обрадовал. Я просто от себя такого не ожидала — вот в чем прелесть. Ну нет у меня силы воли. Совсем. Так, какие-то бесконечные потуги проявить то, чего отродясь не было. А тут как-то само по себе незаметно вышло — три морковных салата и яблочный на ужин. Я, к слову, абсолютный гастрономический извращенец. Когда мы готовим себе обед (да-да, действительно готовим, а не бежим в столовку, где за 30 рублей можно полакомиться ароматным сырным супчиком-пюре), Аленка смотрит на меня с ужасом. У нее все чинно и благородно: жареная картошечка с котлеткой или макароны, скажем, с курочкой. А у меня какой-то абсурд под странным соусом. Про соус, кстати, не метафора. Я обожаю гремучую смесь из соевого соуса, винного уксуса, горчицы, аджики и, при желании, кефира или натурального йогурта. Заправить этим любое блюдо — и я автоматически вхожу в число его поклонников. Как раз под такой подливкой я сегодня уминала и морковочку, и яблочки. Думала, как же славно все это выходит. Но нельзя обещать себе питаться так слишком долго, ибо, как было уже замечено, то, что люди зовут волей у меня почти отсутствует. Рудимент.

Так что я решила просто заводить себе полезные привычки. Первая из которых будет такой: умываться на ночь не мылом, а молочком для снятия макияжа. И лицу польза, и мне, в целях саморазвития, полезно. Не знаю,правда, поможет ли это стать хоть чуть-чуть лучше. Но в рамках соотношении хороший-плохой весы здесь явно перевешивают в сторону первого, и я, счастливая и гордая, отправляюсь еще раз попробовать заснуть не в 6 утра. А то это как-то совсем не хорошо, что как раз-таки противоречит заявленной выше концепции.

14:22 

Пост на заметку всем девочкам

бугагашенька.
Предположим, у вас есть 2000 рублей. И еще есть платье, которое ужасно нравится. Или юбка — с ярким тропическим рисунком и чудесным плетеным поясом контрастного цвета. А к ней блузка, самая обыкновенная, белая, но до того чудесно на вас сидит, что девушка в соседней примерочной невольно задерживает взгляд и с хитрым прищуром произносит: "Надо брать". И вы понимаете, что, действительно, без этой самой юбки в сочетании с этой самой блузкой вы попросту не выживете в сложный для каждой юной леди период, который все называют летней сессией. И вы бредете к кассе, осознавая по пути, что, собственно, без изящного платья-футляра травяного цвета вам тоже будет очень сложно прожить. Нужно ли говорить, что случается далее? Все правильно, вы берете еще и платье, думая, что остаться без денег на две недели — это, конечно не очень круто, но если разобраться, то и не смертельно. Да и к тому же, есть в этом какая-то доля авантюризма — прожить две недели с тридцатью пятью золотыми в кошельке. Решив, что логика мышления соблюдена, вы, счастливая, возвращаетесь домой, держа в руках ровно три заветных пакета.

Предположим, у вас есть пакет моркови в холодильнике. А к ней — половинка яблока. И тогда вы можете пару дней весело натирать себе салат с морковкой и яблоком, заботливо разбивая его на 4-5 приемов пищи, как советуют книги по здоровому питанию. А еще у вас есть соседка, которая в честь того, что в следующем году одно из ваших совместных желаний, кажется (тьфу-тьфу-тьфу), наконец-то сбудется, приносит курочку гриль. Невероятную, божественную, умопомрачительную жареную курочку, крылышко от которой чудом оказывается у вас во рту. Что ж, вы справедливо полагаете, что одно крылышко можно пережить. Но все равно корите себя за этот бесполезный по сути, но такой приятный и ароматный по факту набор килокалорий. С другой стороны, отсутствие денег — очевидная польза для фигуры, в отличие от желудка. А желудок тоже иногда нужно баловать, так что пусть этот кусочек жирного и аппетитного счастья станет единственным серьезным препятствием на долгом пути борьбы за вашу будущую фигуру фотомодели.

Это я к чему сейчас, собственно?
К тому, что сколько бы я не открещивалась порой от своего женского начала (не люблю цветы, стихи под луной, признания в любви и так далее, и тому подобное), во мне все-таки живет самая настоящая девочка: романтичная дурочка, которая готова снова и снова пересматривать "Дневник Бриджит Джонс", обливаясь слезами счастья, отчаянная сплетница, когда дело касается безвкусной юбки одногруппницы или ее нового уродливого кавалера, и безумный шопоголик, который с легкостью тратит в буквальном смысле последнюю до стипендии тысячу на лучшее в мире платье, юбку, кофту и обезжиренный творожок на завтрак.

А еще иногда перед сном я всерьез мечтаю о букете белых лилий и признании в любви. Но это тот большой секрет, о котором я никогда и никому не скажу. Кроме вас, конечно.

12:26 

бугагашенька.
Я искренне не понимаю и удивляюсь людям, которые ни разу в жизни не смотрели шедевры советского кинопроката вроде "Москва слезам не верит", "Служебный роман", "Любовь и голуби", "Самая обаятельная и привлекательная", "Маскарад", "Блондинка за углом", "Офицеры", "В бой идут одни старики", "Бесприданница" и так далее, и так далее. Я недоумеваю, как можно правильно понять и принять жизнь без их непутевых и сложных героев. Я не знаю, как можно не улыбнуться в ответ на задорную фразу "Людк, а Людк!" или ироничную "Двухметровый крокодил с улыбкой Моны Лизы". Не понимаю. И никогда не пойму, настолько близки и дороги мне эти маленькие, но очень светлые и нужные призраки советского прошлого.

Когда кто-то из моих ровесников признается, что ни разу не смотрел тот или иной фильм, я непроизвольно округляю глаза и меняю свое отношение к этому человеку. Однако некоторым, тем, кто мне особенно дорог, я настоятельно советую их посмотреть: "Там же все: любовь, разочарования, радость, грусть, смех, слезы..." Спасибо мамочке, которая в буквальном смысле с детства приучила меня к этому. Я не понимала их, мучилась, но прилежно сидела перед экраном и старалась осмыслить происходящее. Что-то получалось сразу, что-то запоминалось и растаскивалось на цитаты с первых кадров, а с чем-то приходилось долго и упорно работать — например, чтобы "въехать" в смысл "Гаража" мне понадобилось не меньше трех просмотров с весьма длительными перерывами. Но теперь я знаю, зачем мне все это было нужно. Затем, что за каждой строчкой этих смешных и простых по сути картин скрывается глубокая энциклопедия русской жизни. Почти как у Пушкина, но понятнее, современнее и про советский, а не русский народ. Бабушка всегда говорит мне, что в советском прошлом все было не так плохо, как об этом принято говорить. Что люди были добрее и легче, решительнее и отзывчивее, что не страшно было уйти из квартиры и не запереть дверь — это если совсем метафорично. И я знаю, что она права. Хотя бы откуда мне знать, ведь в то время я еще не родилась, а потом была совсем маленькая. Но я знаю, потому что смотрела правильное кино. И теперь смотрю, вперемешку уже с моей юношеской любовью — шедеврами старого Голливуда и их неотъемлемыми звездами в лице Одри Хёпберн, Бриджит Бардо, Софи Лорен, Хамфри Богарта, Марлона Брандо и Грегори Пека. Вот почему я искренне и всей душой не понимаю тех знакомых, которые не смотрели, и что самое главное — не горят желанием посмотреть, шедевры советского кинопроката.

22:54 

бугагашенька.
Сегодня мы отмучали предпослений экзамен (по факту — последний, но то, что ждет нас в виде зачета через четыре дня несоизмеримо ужаснее, чем все круги ада, что мы прошли до этого). В связи с этим сегодня я локально отдыхаю. Локально — это значит в пределах моей комнаты с редкими перерывами на перекур и светский треп с соседушками. Так уж повелось у нас, что все самое интересное, увлекательное и серьезное происходит на балконе: сплетни, слухи, сенсации, разбитые сердца и бытовые драмы, а также обмен мнениями относительно общих преподавателей, присуждая им ранг "няшки" или "мегеры", и несправедливо выставленных автоматов. О, да — это и есть одна из немногих прелестей жизни в общежитии. Добро пожаловать на шестой, поворот направо, третья дверь с конца крыла (заходите в гости, если вдруг окажетесь в наших селениях!)

А еще я наконец определилась с татуировкой. Но беда в том, что я никак не могу найти человека, который сделал бы мне эскиз. Мне так стыдно просить об этом своих знакомых, которые имеют нужные представления и знания, но увы, слишком заняты учебой и работой. А я вот, такая нехорошая, их отвлекаю. Между тем, моя выношенная в течение трех лет и страстно обожаемая татуировка будет совсем не сложной. И вот где мне найти этого чудо-человека? Эх, очередное препятствие... Но почему-то за ароматом кофе с молоком и яблочком (фирменный рецепт остается неизменным) и под очаровательный, сводящий с ума даже меня голос украинского "фабриканта" все заботы отходят на второй план. Сегодня я отдыхаю и релаксирую. А завтра — в бой с учебниками, лекциями и конспектами. Самое главное — сдать, а там, глядишь, и подвернется какой-нибудь добрый художник.) Ведь я как никто знаю, что чудеса случаются даже на этой планете и в этом измерении.

22:51 

бугагашенька.
Итак, я это сделала. В смысле, сдала зарубежную литературу. О том, что после нынешней сессии моя самооценка здорово понизилась (пунктов, так, на пятнадцать) рассказывать не буду. Не хочется портить впечатление, да и вообще, как знать, вдруг это временное явление, которое проходит вместе с первым днем под жарким летним солнцем. Солнца, кстати, в Москве сейчас еще поискать. Как, впрочем, и дома. Но домой я хочу — до ужаса. А потому отчаянно затолкав в чемодан тонну вещей и вещичек, отправляюсь на малую родину. Мама шутит в трубку, что мне давно пора подышать заводами. А я смеюсь, больше от нервотрепки, большая часть которой еще предстоит в виде увлекательного квеста "Доберись до вокзала". Только вот думать об этом совершенно не хочется. Лучше о том, что все будет хорошо. Или о том, как здорово хотя бы иногда иметь совершенно пустую голову с прилагающимся к ней июньским ветром и слушать глупые попсовые песенки в ожидании отъезда.

Прощай, любимый город!
Скоро встретимся.

02:36 

бугагашенька.
Когда в два часа ночи садишься за работу (на которую, вообще-то, у тебя была неделя — но кто знал, что температура и кашель нарушат все планы?), ничего не пишется, но очень легко думается. Сегодня почему-то о чудесах. О том, есть им место в жизни или нет? Пожалуй, все-таки есть, ведь однажды я поступила туда, где сейчас учусь. С другой стороны, это может и не чудо совсем, а итог долгой и кропотливой работы (интеллектуальной, прежде всего). Короче, не выходит красивая история про волшебство. Да и вообще, какое к черту волшебство, если мне даже апельсинов некому купить, когда я заболеваю? И это я сейчас во вселенском, общефилософском смысле говорю — а так апельсинки, мандаринки и прочие цитрусовые мне с легкостью притащит любая из моих девчонок. Где мой принц? Где мой Грей? Где хотя бы Шрек, черт возьми?! Я тоже хочу гулять с кем-нибудь по улочкам или хотя бы ругаться по телефону. Среднестатистические такие, бытовые радости. А вообще мне грех жаловаться, наверное. Ведь все же хорошо. И комната у нас теперь на двоих, и кашель, кажется, стал поменьше, и ногти я сегодня очень красиво накрасила. Ну разве не чудо? А все вышепредставленное давайте спишем на романтические два часа ночи, свет фонаря за окном и очаровательное посапывание моей милой соседки.

20:22 

Книги, что я нежно люблю с детства

бугагашенька.
Борис Алмазов - "Белый шиповник"
Сергей Иванов - "Тринадцатый год жизни", "Его среди нас нет"
Николай Носов - сборник "Фантазеры", "Витя Малеев в школе и дома", "Веселая семейка", "Дневник Коли Синицына"
Григорий Остер - "Вредные советы", "Книга о вкусной и здоровой пище людоеда"
Николай Федоров - "Богиня победы"
Владимир Аринин - "Оранжевая звезда"

Вот так. Чтобы никогда не забыть. А если и забыть, то найти здесь — и немедленно вспомнить.

23:05 

бугагашенька.
Ненавидеть людей легко — намного проще, чем кажется на первый взгляд. Достаточно лишь сконцентрироваться, словно при зрении минус два пытаешься рассмотреть номер приближающегося трамвая, и прислушаться-присмотреться к тому, что происходит вокруг. В идеале, конечно, сначала закрыть глаза, откинувшись на спинку стула (на пару минут, не больше), чтобы погружение было полным, как любят говорить эксперты в области высокого и не очень искусства. Ну, а дальше — время действовать.

Эта дура, этот болван, тот, что слева, полный идиот, а тот, что за стенкой, тупее не бывает. Курица, жирный, истеричка. Слабоумный, извращенка, деби-и-и-ил (здесь непременно протяжно, с придыханием в финале). У одной мерзкий голос, от которого так и хочется застрелиться. У другого ужасные штанишки, еще больше подчеркивающие пивной живот и поросячью физиономию (как им только удается?) И это лишь на работе. В метро поле для экспериментов становится по-настоящему безграничным. Милые люди, которые, в сущности, ничем не провинились, превращаются в тормозов и дегенератов, стоит сосредоточиться и приготовиться к своему ежедневному "акту ненависти". Чем больше тренировок, тем лучше. Тренировки питают тело и дух, а в случае с ненавистью — не дают эмоции стать тусклее, а самому котлу — хоть немного менее заполненным.

Ненавидеть людей легче, чем может показаться, когда расуждаешь об этом в теории. Но ровно но тех пор, пока не поймешь — этот момент обязательно настанет, и тогда покажется, что прямо за спиной стоит невидимый Раскольников с воображаемым топором — пока не осознаешь с какой-то ужасающей легкостью, что на самом деле ты ненавидишь не людей. Ты ненавидишь себя.

[название дневника].

главная